Кейт аткинсон жизнь после жизни рецензии

Татьяна

А потом она родилась снова, всё в ту же холодную зимнюю ночь того же года. За время чтения данного романа, ты столько раз встречаешься с ней, что принимаешь, как нечто обыденное. Поделиться ВКонтакте. На первый взгляд обычная семья: мать, видящая цель своей жизни в рождении и воспитании детей, старший брат, которого никто не любит, любимая сестра и два младших брата, любимый отец и в центре — Урсула. Язык написания: английский. Хочется верить, что до конца столетия Флинн еще успеет пополнить свой шорт-лист, но в главном она права — Аткинсон соорудила великолепную литературную конструкцию, тонкую и по-настоящему сложную.

Рассказывает снова и.

[TRANSLIT]

Пока не получится правильно прожить двадцатый век: спастись из коварных волн; избегнуть смертельной болезни; найти закатившийся в кусты мячик; научиться стрелять, чтобы не промахнуться в фюрера. Впервые на русском - самый поразительный бестселлер года от автора таких международных хитов, как "Человеческий крокет" и романы о частном детективе Джексоне Броуди "Преступления прошлого", "Поворот к лучшему", "Ждать ли добрых вестей?

Как будто перед нами не реконструкция, а живая ткань самой истории, не вымышленные персонажи, а люди из плоти и крови. The Washington Post. Сообщить о неточности в описании. Характеристики Автор на обложке. В этом приёме, кстати, кроется некоторая глупость.

Глядя на то, как герой в очередной раз проживает свою очередную жизнь, умирает, рождается снова, не могут не возникнуть мысли кейт аткинсон жизнь после жизни рецензии том, что сама жизнь, как и то, что ждёт людей доклад на профессию полицейского жизни, абсурдно.

Зачем нужны все эти перерождения? Да и героиня на этот вопрос найти ответа не смогла. Возможно, было бы лучше, если бы она так и осталась мёртвой девочкой, родившейся в холодную зимнюю ночь.

Впрочем, и писательница на это намекает в некоторых сценах, показывая, насколько могут поступки людей изменить их жизни. Книга наверняка должна понравиться всем любителям Англии и британской литературы. Тут есть и прекрасная усадьба, в которой живёт многодетная семья, и сад, являющийся настоящей гордостью хозяйки усадьбы, и колоритная экономка, и традиционная ирландская горничная. Есть в романе и традиционные распития чая с тортами и пирожными. Еще бы пришло к логическому завершению — цены б ей не было!

Долгожданный роман, восторженно принятый, судя по приведеннм на обложке отзывам.

[TRANSLIT]

У меня впечатление очень двойственное. В принципе, прекрасная Кейт написала очень традиционный семейный роман о судьбах большого семейства, рассеянного ветром и поредевшего в двух войнах. В этой реальности несколько пустоватая Урсула доживает до старости, выходит на пенсию.

  • Она будет проживать свои жизни, смутно помня о потерях, постоянно меняя результат.
  • Собственно аннотация очень точно передает смысл книги.
  • Есть в романе и традиционные распития чая с тортами и пирожными.
  • Сортировка: по дате по рейтингу по оценке.

Возможно, первоначально так и планировалось, но это было бы уж очень сильно традиционно и якобы избито. Подобно тому, как Уотерс для придания второго кейт аткинсон жизнь после жизни рецензии традиционный психологический ретро-роман оживила лесбийством кейт аткинсон жизнь после жизни рецензии всегда так делаетно и перемонтировала в обратной последовательности событийный ряд, Аткинсон ввела несколько альтернативных тупиковых поворотов, заканчивающихся смертью Урсулы.

Полагаю, конспективные последние главы галопом по Европам, призванные оправдать немотивированное покушение на фюрера Урсула — нерефлексивная в целом девушка и в отличие от героя Кинга будущее не прозревает в начале книги для пущего оживления — излишни и скомкали концовку.

Завершать роман стоило приветствием от Хьюго. Ну это и привело к оконцовке к утрате целостности и некоторой эмоциональной выхолощенности текста по его завершении сентиментальных микро-сцен, трогательных и хороших очень. Для большой писательницы Кейт в последних романах и про Броуди и в этом подозрительно многовато использует образ страдающего и беззащитного ребенка, который придает градус при подаче и более слабым произведениям.

В главах с разбором после бомбежек сходства с манерой и почерком Уотерс было столь велико, что я все ждал появления из-за угла лесбиянки. И все же, все. Степень литературного мастерства, драматургии, умения выписывать микросцены и нюансировать психологические взаимодействия у Кейт настолько высоки, что на сегодняшний день ее в целом структурно неровный, рыхлый и многословный роман — возможно, лучшее, что появилось в английской литературе прошлого года.

Написала Кейт немного роман во всяком случае содержит массу миниатюр, находок, блестящих камушков, которые скрадывают чтение, прямо завораживают блеском техники.

Мне безумно понравились выписанные образы Сильви и Иззи, внутрисемейные сцены. Традиционно много вкрапленных стихотворных цитат — на сей раз над Шекспиром преобладают Донн и Китс.

Кейт аткинсон жизнь после жизни рецензии 6691

Ну вплела свой яркий и самобытный сонет в несколько пожухлый венок скорби относительно утраченной старой доброй семейной Англии и камелька с очагом — пусть его, с Аткинсон не убудет.

С трепетом жду издания ее ранней книги про музей. Каждая смерть была настоящей, зачастую страшной, но не бесповоротной.

Кейт Аткинсон - "Жизнь после жизни" - "Человеческий крокет"

Наоборот, она оказывалась поводом родиться заново — и жить, не помня прошлых жизней, но слепо шарахаясь от теней грядущего зла, которые убьют тебя и твоих близких.

Значит, надо сделать все, чтобы не убили. Все, что можно и. Аткинсон всегда отличала страсть к бытописательству, интерес к сшибке эпох и мерцающему режиму повествования.

Пожалуйста, подождите пару секунд, идет перенаправление на сайт...

К сожалению, не стала. И это очень странно. Роман следует сразу куче трендов — и частному авторскому, и глобальному культурному переживающему всплеск интереса к экзистенции на военном фонеи локальному британскому. Проблема в том, что названные фильмы, да и всякие толковые сюжеты, ведут пусть к избитому, но выстраданному финалу. В романе Аткинсон избито многое, от персонажей до Великобритании, которая представлена вполне полноценным, пусть и не слишком добровольным, героем — книги, истории и жизни.

Но финал романа просто съеден фабульным излишеством. Читатель восхищается, пугается, сострадает и ждет катарсиса. А катарсиса, тщательно подготовленного, кстати, не видать — он сожран вместе с хвостом, и чего там творится в темных желудочных безднах, поди знай.

Кейт Аткинсон. Наоборот, она оказывалась поводом родиться заново — и жить, не помня прошлых жизней, но слепо шарахаясь от теней грядущего зла, которые убьют тебя и твоих близких. Степень литературного мастерства, драматургии, умения выписывать микросцены и нюансировать психологические взаимодействия у Кейт настолько высоки, что на сегодняшний день ее в целом структурно неровный, рыхлый и многословный роман — возможно, лучшее, что появилось в английской литературе прошлого года. Автор очень постаралась прописать каждого, что верится в реальность их существования. Персонажи хорошо проработанные, одна Иззи чего стоит :- Читается легко, и вообще приятно проводить время за этим произведением.

Так обычно и бывает, конечно — что в жизни, что после жизни. Но от Аткинсон мы привыкли ждать более ясных финалов. Теперь нахожусь между двух стогов сена — либо перечитать у Аткинсон все подряд из соображений интеллигентского мазохизма, либо забросить и вообще никогда больше не открывать.

И депрессивная вдобавок, причем в значительной степени. И еще практически сага. И при всем этом, как ни странно, очень английская — для меня, то есть содержит все мои любимые штампы, применимые к английскому пространству в текстах.

История, написанная Аткинсон, не является семейной сагой или детективом, которые обычно выпускает писательница. На дворе февраль года, за окном снежные заносы, а в Лисьей поляне родилась девочка и так и не смогла сделать первый вдох Нести груз свидетельства, справляться с болью истории. Еще бы пришло к логическому завершению — цены б ей не было! У меня впечатление очень двойственное.

Ее нельзя никому советовать, потому что она затягивает в себя, несмотря на умеренное, немного викторианское занудство, несмотря на общую серость тона, бесконечный февраль и еще более бесконечные е годы двадцатого века. Из тех книг, которые дочитав, ощущаешь, что совершил нечто на грани подвига. А не дочитать по какой-то причине. В общем, это тот самый кактус, который временами превращается в текилу, и еще неизвестно, что лучше — жевать растение или же глотать нечто огненное, и совсем без лайма.

Я люблю ощущение дежа вю, когда будто во временную петлю попадаешь, проживая события повторно.

Кейт аткинсон жизнь после жизни рецензии 6038

Кейт свою кейт аткинсон жизнь после жизни рецензии закрутила не то что в петлю — в целую спираль жизней. Вначале я пыталась сосчитать сколько раз Урсула рождается и умирает при разных обстоятельствах, но забросила это, погрузившись вместе с ней в лабиринты её жизни — одной, но множественной.

Это эффект бабочки и 9 жизней кошки, в каждой из которых ей удаётся избежать одних трагических событий и относительно себя, и порой людей, которые рядомно попасться в. Думаю, и сама Кейт его не знает. Она просто нанизывает варианты один на. В одном из них есть шанс изменить историю не только отдельной девушки, но и мира в целом: а что, если бы Гитлера устранили до того, как?

И тут мне вспомнился роман Э. Вернее, там их было два — один воплотивший свою мечту художника, второй — о котором мы знаем. Альтернатива — это всегда любопытно. Мы и сами каждый день принимаем множество решений, от которых зависит то, как пройдет наш день, неделя, жизнь.

Или не зависит? Впрочем, с полной уверенностью сложно утверждать даже это; задача Кейт Аткинсон как будто и заключалась в том, чтобы химическим путем получить новый жанр, соединив все то, что когда-то уже было ею написано — но это не семейная сага, не мистический детектив, не сборник рассказов, хотя семейных драм, убийств разной степени таинственности и как бы самостоятельных сюжетных линий в нем достаточно.

ЛИТЕРАТУРА / НОВОСТИ

Корень всех зол и сложностей в романе — время. Оно не линейно и не циклично, это не Бахтин с карнавалами и хронотопами; это настоящий постмодернистский бардак, внешне лишенный причинно-следственной логики что для Аткинсон со всеми ее детективами должно быть немаловажно. Чтобы снова найти все эти детали в тексте и доказать свою правоту или, что более вероятно, обнаружить неправотупришлось бы перечитывать весь роман целиком.

Пока вы пытаетесь разобраться с большими и важными событиями, которых в тексте хватило бы еще на три-четыре полнокровных романа, Кейт Аткинсон незаметно разбрасывает вроде бы безобидные мелочи: времена года, места, имена, слова, сказанные как будто в сторону, кейт аткинсон жизнь после жизни рецензии цитаты из Джона Донна — но если вам вдруг покажется, что эпизод с убийством Гитлера или любой другой повторился слово в слово а вдруг это и был тот самый эпизод?

Потом оказывается, что в этой игре вообще нет других полей, но самое обидное — финиша тоже не существует. Когда кажется, что сейчас текст вот-вот и все, — сюжет, как скоростной поезд, мчит дальше, причем по своей, не существующей в природе траектории, и почему-то всякий раз на новой станции обнаруживается давно знакомое название.